Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Doggy

(no subject)

Посоветовался с соседкой и окончательно решил, что постоянно убирать дом вдвоём - как-то не прикольно. Заказали календарь, куда пропишем дни и имена жер убирающих.

Хотелось заказать вот этот: Ссылка не для детей. И не для работы. Если работа не моя, тогда нужно. В общем я предупредил.

На практике, получилось заказать только вот это:



Надпись под картинкой: "Short is the joy that guilty pleasure brings. - Euripides (A kyobo in Southeastern Alaska)"

12 месяцев, по уличному туалету на каждый. Мотивирует!


И ещё видяшкой поделюсь. Чаще улыбайтесь!

Mini Me

(no subject)

Классная новость номер Раз: Я настроил палитры цветов в фотошопе и сохраняю в файл именно то, что вижу на экране. Теперь имеет смысл пробежать по всем фотографиям за прошедший год, но я большой лентяй. А ещё больше не хочу переделывать все записи и ссылки.

Классная новость номер Два: В субботу я ездил в гости к Ане из Шеффилда (espejo). Привет Аня!



Collapse )
Doggy

(no subject)

Вчера на мобильный телефон позвонила девушка и представилась как представитель некой компании кабельного телевидения.

- Здравствуйте! Разрешите поинтересоваться! А каким кабельным телевидением вы пользуетесь?
- Здравствуйте! Знаете, а никаким. У нас нет телевизора.
- Нет телевизора??
- Нет телевизора.
- И вы никак не смотрите кабельное?
- Никак.
- А может вы планируете купить телевизор?
- Нет, не планируем.
- Никогда??
- Никогда.
- Ну простите...


Такое ощущение, как будто рассказал ребёнку, что Деда Мороза не существует.
  • Current Music
    Red Hot Chili Peppers - Throw Away Your Television
  • Tags
Doggy

(no subject)

Я Жив. Я в Литве. Я дорвался до фотика. И попался кадр.


Мну, igarioshka, nenazyvaemyj.

В городе встретил много знакомых, выступающих сейчас факирами. Штатива не было, руки дрожали от холода, но смотреть можно.


Много огоньков вот тут.


А вообще, какое-то разочарование. Каждый раз после нескольких месяцев отсутствия меня заваливают грустными новостями. Кто уехал. Кто поссорился. Кто перестал быть адекватным и с такими как мы больше не общается. Совсем как дети.
Doggy

(no subject)

В далёком далёком детстве я жил с бабушкой и дедушкой в Оренбурге. Мать в это время училась на последнем курсе, а отец делал ремонт дома, в Литве. Меня пришлось увезти из-за моих аллергий. Я не много помню из того периода. Наверно это нормально. А шрамы на шее говорят что к лучшему.

Игрушек у меня было не много. В основном то, что я отобрал у двоюродного старшего брата и сестры. Зато под кроватями лежали тыквы, кабачки и дыни. Они как-то очень хорошо сохранялись (мать говорит, что у нас в Литве они просто сгнивали), и когда я уставал от простых игрушек, я катал по полы дыни. Очень аккуратно, чтобы не помять. А на шкафу с хрустальной посудой (наверно у всех был когда-то такой шкаф) стояла бутылка шампанского в подставке, дававшей всему этому вид пушки. Я часто просил деда достать пушку с полки, но мне не разрешали. Даже посмотреть. Иногда я доставал с книжной полки тяжёлые томики и искал в них картинки. Картинок почти не было, а где находились те, что были - я знал наизусть. Но никогда не проскакивал до этих мест. Не хотелось портить игру. У меня были карандаши, но разрисовывать картинки в книгах, даже если очень аккуратно, мне не разрешали.

Помню как весной дедушка разводил на всех подоконниках рассаду, проращивал всякие зёрна. Брал он их из белых конвертов и раскладывал на марле, пропитанной водой. Если не ошибаюсь, в воде был слабый раствор марганцовки. Один раз я решил попробовать их на вкус. Так долго в углу я ещё не стоял. А потом мы поехали на дачу, где я и провёл второе лето своей жизни. Ковырялся в грядках, ловил медведок и играл с соседскими детьми. Хорошо запомнился огромный медный таз, в котором меня купали. Электричества в дачном домике не было, и вода в тазе всегда была ледяная. Мыться я не любил. Дедушка рассказывал, как и для чего прививают яблони. Я не всё понимал, но представлял что будет, если яблоню привить арбузом, и как смешно будет когда на людей с деревьев начнут падать арбузы.

А весной меня опять увезли в город. На белом Жигули. С тех пор этот белый Жигули я видел часто, так как дедушка часто брал меня в гараж, где постоянно с ним копался. А мне можно было играться с гаечными ключами и отвёртками. Я пытался строить из них домики, но ничего хорошего не получалось. Из гаечных ключей сложно построить дом, особенно если дедушке нужен ключ, лежащий на дне. Часто я просто раскладывал их по размеру. Хотелось разложить их ровно ровно, но всё время мешался дедушка. Я очень хотел ему помогать, но помощи от меня было мало. Дедушка пытался научить меня размерам ключей, но запоминал я их плохо. Сложно было запомнить такие названия как "семнадцатый", если не знаешь, что такое числа. А один раз дед хлопал дверью, а я в это время подставил руку. Не уверен, как это вышло, но ноготь на одном из пальцев раскололся пополам. Я сильно плакал и дедушка сказал, что если тут-же не перестану, больше не возьмёт меня с собой. Плакать я перестал сразу, но когда мы вернулись домой, бабушка увидела распухшие и окровавленные пальцы и больше не пускала меня с дедушкой.

Шла весна, и наступил день рождения. Исполнилось целых два года. В тот день бабушка рассказывала, что это значит и как много это в днях. А когда спросила, кем я хочу быть, когда выросту - я сказал, что хочу быть пионером. Бабушка посмеялась и сказала, что я не могу быть пионером, если не различаю Лево от Право. Не смогу маршировать. Я чуть не расплакался, но уговорил бабушку меня научить. Бабушка взяла меня за руку, и сказала, что это левая, и если говорят "налево", нужно поворачиваться вот так. Так-же и с другой рукой. А потом повернула меня в противоположную сторону, и спросила, где сейчас Лево, а где Право. Фишку я раскусил сразу. Раз меня развернули, значит и руки развернулись. Ведь не может же у каждого человека быть своё Право и Лево? Как-же они договорятся? Все бы уже давно заблудились. Глупые взрослые.

Вечером дома собралось много гостей. Много гостей собиралось уже не раз, и меня опять закрыли в комнате. Но на этот раз мне не было скучно, так как мне подарили кубики. Это была большая деревянная коробка, со скользящей крышкой. А внутри было много много деревянных кубиков разных размеров, форм и цветов. Таких ярких цветов я ещё не видел, и мне пришлось учить их названия. Синий и зелёный были похожими, и я их путал. У таких похожих цветов должны были быть похожие названия. Зато из этих кубиков я мог построить всё на свете, и дедушке уже не надо было забирать тот, что лежит на дне.

Спал я в комнате вместе с бабушкой и дедушкой. Вставали они рано, а я продолжал спать. Когда приходило время вставать и мне, кто-то из них вставлял в розетку радио и включал детскую программу, которую я мог слушать часами, хоть и не всегда понимал, о чём речь. А радио, кстати, было космическое. Это была огромная белая шайба, которая вставлялась в розетку на прямую. Розетка была высоко на стене, а под ней стояли банки, в которых консервировали всякую всячину. Иногда банки взрывались, и при одном из таких взрывов жидкость попала на радио и оно сгорело.

А ещё был большой большой телевизор. Сейчас даже и не вспомню, был ли он цветной, не говоря уже про марку. Мне кажется, что цветной, но плохо. Бабушка не любила давать мне его смотреть, говорила что я испорчу зрение и придётся носить очки как и им. И что это сжигает электричество, которого вообще мало. Но Спокойной Ночи Малыши были святым, и делалось исключение. А вот дедушка всегда смотрел Новости. Или Вести? Я не понимал, что говорят, но всегда тихо пробирался к комнате, приоткрывал дверь и смотрел через щель. Очки или нет, но ведь это был телевизор! Я говорил себе, что если замечу, что хуже вижу - больше никогда не буду его смотреть.

Однажды никого не было дома, и я включил его сам. Пришлось вставать на табуретку, чтобы дотянуться до кнопок и рычагов. Мультиков я не нашёл, но на одном канале шла интересная программа. В креслах сидели два дяди и один из них рассказывал, как уже скоро люди начнут жить на Луне и на других планетах. И как уже скоро у каждого будет свой летающий автомобиль. А потом на экране увеличили стакан с водой, стоящий перед дядей, и он рассказал, что в этом стакане достаточно энергии, чтобы обеспечить электричеством весь Советский Союз. Но пока никто не знает, как эту энергию извлечь. Этого электричества хватило-бы, чтобы все могли смотреть телевизор столько, сколько хотят! И на даче появился-бы свет!
Practical fusion is 40 years away, and always will be.

Дядя ещё долго рассказывал всякие интересные вещи, а потом взял и выпил воду из стакана. И не удивительно, что будущее так и не наступило.
Lain

Как у меня отобрали пластилин.

В школу меня отдали в 6 лет. Отдали в какую-то приблатнённую школу при детсаде, в которой было только 4 класса. Это был большой заговор взрослых. Туда-же детей отдали ещё как минимум три знакомые семьи. Комплекс по поводу того, что со мной здороваются ровесники, которых я напрочь не помню, зародился у меня в первый день школы.

Приблатнённая школа отмечалась тем, что в задней части классов были постелены большие мягкие ковры и разбросаны игрушки. А первые два класса нас вообще заставляли ложится спать после обеда. Короче ужасно. Больше часа требовалось лежать и молчать, так как у двери сидела и прислушивался воспитательница. Иногда получалось молча дёргать соседа за волосы и пинать того, кому пришлось спать на верхней полке кровати. Психологический триллер: как долго можно пинать соседа, перед тем как он настучит воспитательнице и меня поставят в угол. Стоять в углу было не многим хуже, чем просто лежать, следовательно дело было стоящим. На каком-то этапе воспитательница уже даже не заходила в помещение, и на любой шум отзывалась "Вова! Немедленно в угол!". Репутация...

На переменах между уроками нам разрешали играть на ковре. Не знаю, что делали девчонки, так как всех кукол расхватывали парни и дубасили ими друг-друга пока хоть кто-то не лишался одной-другой конечности. Возможно они играли в футбол... Вообще, по мере обучения, игрушек становилось всё меньше и меньше. Их постепенно конфисковывали, так как в наших лапах всё моментально превращалось во что-то, чем можно было стукнуть ближнего. Желательно многократно, пока не смотрит воспитательница. Даже из конструкторов мы строили палки и дрались как не мечах.

В школе нас часто оставляли до пяти или шести часов. Часть приблатнённости заведения. Детей можно было отшить на долго. Чтобы не слишком следить за детьми, нам часто включали телевизор с мультиками, и было жутко обидно, когда вместо мультиков устраивали прямые трансляции каких-то новостей.

А однажды у нас появился пластилин. Игрушка была дико популярной. Хоть убейте, а я не помню, что лепили другие дети. На данный момент меня больше удивляет то, чего дети не лепили...

А что лепил я - вы ни за что не догадаетесь. Придётся рассказать самому. Я лепил шарики. Меня страшно напрягало то, что когда дети играют, цвета пластилина смешиваются, и их уже нельзя разделить. Я мог часами сидеть над коробкой пластилина, разрывать всё на кусочки похожих цветов, растирая их в руках до образования единородной массы и раскладывать по цветовой палитре на листе бумаги. Периодически я подносил лист к окну, чтобы на свету лучше определить судьбу ново-образовавшихся шариков. Достойны-ли они быть отдельным цветом, или будут смешаны с похожими. Я протаскивал кусочки для разборки, когда нас укладывали спать. Я втихаря растирал кусочки во время уроков, и даже во время обеденного перерыва. Мне очень хотелось разобрать всю коробку.

Не буду долго останавливаться на том, что другие дети не слишком ценили мой труд. Угрозы загнать вилку под ногти отпугивали далеко не всех, и свою работу мне часто приходилось прятать. Никто не ценит гениев... Прятал я за батареей и шкафом. В раздевалке и туалете. В учительском столе и за горшками с цветами. Но всё однажды находили. Я умолял воспитателей одолжить пластилин мне домой. Я обещал разобрать его до конца, полностью, правильно, по цветам. Но мне отказывали.

Я не спал ночами, думая о том, что мои заготовки опять найдут и кинут в общую коробку, где эти малолетние сволочи милые дети опять смешают всё в тошнотно-радужную массу. Я мечтал о том, что однажды я разберу всё, и смогу начать лепить что-то самое самое. Большое и правильное. Это была единственная мечта моего детства, которую я могу вспомнить. Я не знаю, умел ли я мечтать до или после, но уверен, что именно тогда я действительно мечтал.

А потом я вырос и понял, что в жизни все цвета слишком сильно смешались, и их уже никогда не разобрать. Что эта коробка с пластилином никому не по силам. Что можно сколько угодно пытаться расставить всё по своим местам, но пока вокруг будут эти странные живые люди - можно даже не пытаться.

Наверно надо учится лепить мир из того, что есть под руками.
  • Current Music
    Bad Religion - 21st Century Digital Boy
  • Tags
Doggy

(no subject)

Вчера начал пить какой-то детский сиропчик с селеном. Селен мне ещё летом прописал эндокринолог. А сиропчик странный. Как ключевой компонент указан хлорофилл. И меня интересует, из какой травки его добывают. Прёт вторые сутки. Цвет стен в моей комнате ещё никогда не казался таким смешным.

Не знаю, от чего, но эта штука определённо помогает :D
  • Current Music
    Judas Priest - A Touch Of Evil
Lain

(no subject)

Нет, а ведь я и впрямь иду на поправку. Если у последней недели и был какой-то плюс, то это в том, что засыпал я за считанные минуты, а не часы. Выматывало. С другой стороны, я не ел на ночь. Я, в принципе, вообще почти не ел. А сегодня хочется захомячится за всё упущенное.

За исключением насморка и усталости, день был наверное просто типичный. Спал до двух. Весь день разбитый. Под вечер проснулся. В 6 лёг спать. Выключился свет и включился мозг.

Как-то думал, сколько веса люди иногда уделяют возрасту. Иногда даже немного обидно. А ведь объективно, в 18, когда уже перестали буйствовать гормоны, я наверно и не сильно отличался от себя в свои 22. Чего-то не знал, чего-то не знаю сейчас. Многое выучил и многое забыл. На каком-то этапе уже просто не становятся умней. Становятся умней по другому. Специализируются. Однажды я научусь играть на гитаре, и забуду, как в два года с соседскими ребятами выводили новые породы муравьёв, отрывая крылья мухам. Забуду, как укусил прабабушку до крови, когда она сказала что-то обидное маме, и буду рассказывать как в следующем году первые раз разбил машину. Хочется думать, что с каждым годом становимся умней, старше, лучше. Глупость и неправда, но по другому думать нельзя. Иначе становиться очень одиноко и обидно.

Сегодня пятница. Как-то думалось, что в пятницу уже точно нужно сходить в магазин за продуктами. В гуманное время я уже не проснусь, видимо будит проще просто сходить, как только откроется магазин. Уже скоро.

И ведь нельзя забыть то, что хочешь забыть. Это нечестно. Хочется забыть столько боли, одиночества, ошибок. Хочется забыть о той части интернета, которая поведала тебе всё, что ты никогда не хотел знать о сексе. Забыть...

Запах кленовой листвы и пыли, закруженной в вихрь тёплым осенним ветром у реки, навсегда связан с тем днём, когда я игрался на стройке и наступил на старый ржавый гвоздь. Со странным чувством непонимания, когда видишь торчащий из стопы острый конец, чувствуешь ржавый запах крови, тёплую струю, стекающую по ноге, и не можешь понять, почему нога застряла и не хочет сдвигаться с места. Пришлось сначала расстегнуть всё, что можно было расстегнуть на сандалине, и только потом медленно снимать ногу. Только больно - не было. Странно, но больно не было совсем. Хотя хорошую неделю пришлось хромать.

А одним летом мы опять сбивали каштаны с деревьев закидывая в них палки. Занятие было почти культовое. Долго искали подходящие палки, соревновались, кто кинет дальше, собьёт больше. А сбитыми каштанами рисовали на дороге и тротуаре. Убегали от злобных бабулек и возвращались когда всё становилось тихо. Особой радостью было сбить плод, в котором было два или больше ядер. Это была просто вершина удачи и почёта. Почти круче, чем самому уметь завязывать шнурки. А однажды вот так у меня украли велосипед. Для ребёнка - самый настоящий конец света.

Хым, а ведь в приват я уже так давно не пишу...
  • Current Music
    In Flames - Ordinary Story
Doggy

(no subject)

Чувствую себя до дикости одиноко. ... Люди задолбали. ... Чего-то я нехорошего сегодня на ночь съел.

Сегодня выучил новой термин. Ретрофренология. Попытаюсь внедрить в лексикон.

Завтра длинный день. Готовлюсь старательно. Высчитываю минуты из положенного сна.

Что делать не знаю, и спрашивать не буду. Возможно не всё так мрачно... глупо... абсурдно, как кажется.

Искренне ненавижу техническую документацию.

Днём не стал писать пост. В этом посте я не написал вот этого: "Болит голова. Щяс буду обедать куриным супом. Искренна надеюсь, что суп поможет от головной боли. Размышляю, на что мне надеяться когда суп не поможет."

Как-то не люблю праздники и всё. Аргументировать адекватно, по крайней мере правдоподобно для себя, не могу.

В беседе с diana1908 вспомнил одну вещь из детства. В Деда Мороза я наверное никогда особо и не верил. Первый сознательный новый год я помню. Жил я тогда, в Оренбурге с родителями матери. Сами родители тогда жили в Литве. Или отец жил в Литве, в то время как мать училась где-то ещё. Концепцию Нового Года я тогда не понял вовсе. Дед сводил к спортивному дворцу, где добрые люди построили гигантские (по мнению меня в возрасте двух лет) горки для санок. Эта часть была просто замечательной. А вот после этого меня повели на какой-то Голубой Огонёк. Никаких огоньков я не видел, да ещё и никак не мог понять, как огонёк может быть синим. В каком-то большом здании дядька наряженные в красное и задыхающийся из-за ватной бороды раздавал детям пакеты с... бигудями. По талонам. По обе стороны от дядьки зевали тёти в синем. Детей была туча. Столько детей я ещё никогда не видел. И все какие-то грустные и неразговорчивые. Нас заставляли ходить по большому кругу. Взрослые стояли в углу и называли это хороводом. Смысл хоровода от меня ускользнул, но до того, как я познакомился с технической документацией, хоровод занимал её место.

Зато дома были хлопушки. Те, что выбрасывают кучу бумажных кружочков. Ещё много недель спустя я находил завалявшиеся за мебелью кружочки и вспоминал салюты.

В три года я уже лучше понимал концепцию Нового Года. Жил я теперь в Литве с родителями. А родители матери приехали на Новый Год. Мать подробно объяснила ритуал. Приходит Дед Мороз. Я рассказываю стих. Я получаю подарок. Сделка завершена (попытка рассказа нескольких стихов к успеху не привела). Подарок от Деда Мороза я нашёл за хороший месяц до события. В шкафу родителей. На той-же полке, где они хранили зелёные воздушные шарики, которые мне нельзя было трогать. Подарок мне не понравился сразу. Гараж для игрушечных машинок. Машинки не прилагались. Механических деталей не было. Полочки и спиральный спуск. В сборке не нуждается. Никогда не любил тупых игрушек. Любил механические, которые под вечер можно разобрать и посмотреть, как они работают. И возможно даже собрать обратно.

Зато на тот новый год я впервые увидел Бенгальские Огни... Огни я полюбил сразу, но ответить, почему они называются Бенгальскими мне никто не смог. Взрослые... Да кому они нужны...


И настроение вроде поднялось, пошёл спать...